Международная юридическая фирма Integrites — один из наиболее динамичных собирателей талантов на украинском юридическом рынке — недавно объявила о расширении практики разрешения споров. Партнером фирмы стал Алексей Случ, а новым советником — Владимир Павленко. Они возглавили две новые судебные команды: Banking & Commercial Litigation и Corporate Litigation, Insolvency & Restructuring соответственно. Об особенностях структурирования судебной практики в Integrites, преимуществах для клиентов, мотивах присоединения к фирме и первоочередных планах Алексей Случ и Владимир Павленко рассказали в интервью «Юридической практике».

— Каковы ваши мотивы присоединения к Integrites?

Владимир Павленко (В.П.): Integrites — это довольно сильная судебная фирма, отличающаяся от большинства гибкостью подходов и открытостью для новых идей. Желание быть причастным к реализации нововведений и возглавить их предопределили мой приход в компанию.

Алексей Случ (А.С.): Мне импонирует динамичное развитие фирмы и команда специалистов, которую собрали в Integrites. Также стоит отметить, что фирма имеет уникальную стратегию развития для украинского рынка: здесь отсутствует конкуренция на общекорпоративном уровне, существует система баланса между мотивацией и обязательствами, и, что наиболее интересно, практики разделены на специализированные группы.

— Чем Integrites интересна с точки зрения профессионального развития?

А.С.: Как я уже говорил, сегодня работа на фирме организована таким образом, что задачи каждой практики распределяются по специализированным группам, у которых есть собственная стратегия и тактика. Благодаря CRM-системе задания от партнеров автоматически делегируются группам. Поэтому уверенно можно сказать, что бизнес-процессы позволяют эффективно и быстро отреагировать на запрос клиента.

Прежде всего фирма ориентирована на предоставление комплексных услуг, поэтому мы беремся за наиболее крупные проекты в стране. Если мы говорим о разрешении споров, то на рынке не так уж много юрфирм, которые могут похвастаться действительно большими командами судебников, так что речь идет не только об уникальности проектов, но и об эксклюзивности нашей экспертизы.

В.П.: Мне нравится корпоративная политика по обучению сотрудников. Помимо обмена опытом, между практиками существует система тренингов, которые проводят управляющие партнеры офисов и приглашенные тренеры. Обучение рассматривается как непрерывный и связанный с проектами процесс.

Также стоит отметить, что у нас уже давно существуют подразделения, которые не свойственны юридическим фирмам, например, финансово-аналитический департамент предоставляет услуги по розыску активов, торговому финансированию, финансовому и проектному консультированию. Для клиентов это всегда является дополнительным преимуществом. Возможностей масса — и это производит впечатление.

А.С.: В Integrites — уникальный симбиоз практик и персоналий. Управленческая команда выглядит очень презентабельно, это выходцы из известных международных и национальных компаний: Clyde & CoGide Loyrette NouelKPMGBaker McKenzie и Beiten Burkhardt. Это много говорит о привлекательности фирмы как работодателя.

— Расскажите о формате Specialised Tactics Litigation, в чем его отличие от классического Dispute Resolution?

А.С.: Идея организовать работу в таком формате, когда команда имеет четкую специализацию, является общепринятой. Каждая группа у нас — это отдельная экосистема: группа принимает решения, формирует свою стратегию развития на год, прописывает тактику, занимается привлечением клиентов. Каждый литигатор знает, что различные категории дел, даже в рамках одной судебной юрисдикции, предполагают их сопровождение по определенным правилам. С учетом масштаба нашей судебной практики — а сегодня это 23 человека — мы можем себе позволить специализацию юристов в зависимости от их участия в разных категориях споров.

В.П.: На данный момент у нас в Киеве есть шесть команд в практике разрешения споров. Алексей возглавил команду юристов, которая специализируется на банковских спорах и спорах, связанных с коммерческими контрактами, моя команда занимается корпоративными спорами, а также банкротствами и ре­­структуризацией. Также у нас есть судебные группы по налоговым спорам, спорам по защите интеллектуальной собственности, медиации и уголовному праву.

Преимущества такого подхода мы уже оценили: во-первых, это глубокая специализация сотрудников, которые понимают бизнес клиентов, а во-вторых, у каждой команды есть своя тактика работы в судах, и она разнится в каждой группе.

— Чей опыт такого структурирования судебной практики вы наследовали или, наоборот, в этом случае вы выступили законодателем моды?

А.С.: Мы просто вышли за рамки стандартной индустриальной специализации. На рынке принято создавать группы юристов, а в Integrites каждая группа имеет свою тактику, проходит обучение, вовлечена в процесс привлечения клиентов, особенно при работе с банками. Мы называем это Specialised Tactics Litigation.

— Что внедрение STL дает вашим клиентам и, с другой стороны, каковы преимущества для фирмы, кроме маркетингового отличия?

В.П.: Клиенты получают глубокую экспертизу. Услуги фирмы универсальны, но каждый занимается своим делом, хотя во многих крупных юрфирмах юристы-судебники ведут все категории дел. Относительно недавний пример — наш клиент узнал, что земельные участки, на которых расположены его объекты, больше ему не принадлежат. Компания обратилась к нам, и всего за один день мы добились возвращения участков законным собственникам. Это пример того, как работает формат STL: фирмам, не имеющим соответствующих наработок, на отражение рейдерской атаки понадобилось бы намного больше времени, и не факт, что все завершилось бы успешно.

STL создает дополнительные возможности для клиентов и позволяет эффективнее справляться с поставленными задачами. Мы, в свою очередь, чувствуем себя более уверенно: одно дело — поверхностно знать обо всем, и совершенно другая история — глубокая экспертиза в избранной отрасли.

 — Такое структурирование применяется только для национального судопроизводства? Есть ли у вас международные команды STL?

В.П.: Наша судебная практика работает на рынках Украины, России и Казахстана, зарубежными спорами занимаются команды арбитражной практики — у них тоже есть своя специализация.

А.С.: Что касается трансграничных споров, то у нас есть понимание, кто из юристов наших зарубежных офисов занимается той или иной категорией споров и кого можно привлечь к решению вопроса, возникающего в соответствующей юрисдикции.

— Как у вас организовано взаимодействие между практиками: как судебными, так и консалтинговыми?

А.С.: Когда возникает потребность, мы привлекаем коллег из других практик. Например, при рассмотрении банковского спора может потребоваться помощь юриста, хорошо ориентирующегося в банковском праве. А к разрешению споров о недвижимости можем привлечь коллег, работающих под руководством партнеров, занимающихся соответствующими практиками.

В.П.: Это постоянный симбиоз. Мы общаемся, делаем все, чтобы глубоко проработать вопрос. Например, с учетом актуальной судебной практики имплементируем определенные идеи в договоры клиентов, что позволяет минимизировать возможные риски.

— Каковы ваши первоочередные планы?

В.П.: В первую очередь — делать сложные проекты, привлечь интересных клиентов, не хотелось бы ограничивать себя какими-то рамками. Только вперед и с позитивом.

А.С.: В ближайший год я бы хотел укреплять экспертизу сотрудников, для меня важно вырастить профессионалов. Конечно же, я не говорю, что привлечение юристов со стороны будет прекращено, но сегодня компания вкладывает значительный ресурс в обучение, и у нас много сложных проектов, поэтому есть все предпосылки взрастить лидеров внутри, которые возглавят руководство новыми группами.

Владимир Павленко,
партнер судебной практики  INTEGRITES
Алексей Случ,
партнер судебной практики  INTEGRITES

Ссылка на ресурс, где находится публикация
http://pravo.ua/article.php?id...