Поспешная ре­форма системы ис­полнения судебных решений принесла c собой много вопросов и дискуссий и в сфере страхования. Несмотря на то что Закон Украины «Об органах и лицах, осуществляющих принудительное исполнение судебных решений и решений других органов» (Закон № 1403) содержит требование к частному исполнителю относительно страхования гражданско-правовой ответственности перед третьими лицами, заключительные и переходные положения этого Закона не предусматривают необходимость внесения изменений в законодательство о страховании. Так, законодатель оставляет за кадром вопрос, на каком правовом основании будет осуществляться это «обязательное» для исполнителя страхование?

Обязан добровольно

Картина для украинских реформ вполне типичная: обязательство есть, а механизм реализации отсутствует, как, впрочем, и критерии определения страхового риска и страхового случая. То, что законодатель оставил без внимания данный вопрос, вовсе не умаляет его важности, поскольку обязанность страховать свою ответственность по сути является сдерживающим механизмом от злоупотреблений со стороны коллекторов, которые посредством реформы могут узаконить свою деятельность.

Страхование ответственности частных исполнителей целесообразно предусмотреть в обязательной форме (как, например, у частных нотариусов) или добровольной (как у арбитражных управляющих), хотя удачной форму страхования ответственности арбитражных управляющих нельзя назвать ввиду явного диссонанса между установленной законом формой «добровольного» страхования и «обязанностью» арбитражного управляющего застраховать свою деятельность. Как показывает практика, такой механизм добровольного страхования себя не оправдал, а значит, применять его для частных исполнителей, которые в силу закона именно обязаны застраховать свою деятельность, неэффективно.

С другой стороны, дополнение законодательства еще одним видом обязательного страхования и разработка подзаконных нормативных актов для его реализации — процесс длительный и, как показывает практика страхования частных нотариусов, сопровождается различными сложностями. К тому же маловероятно, что в ближайшие несколько лет количество частных исполнителей увеличится настолько, что система страхования будет нуждаться во внедрении еще одного обязательного его вида. Таким образом, чтобы не сбылись предсказания противников реформы и частные исполнители не превратились в «коллекторов в законе», необходимо в самое ближайшее время заполнить на регуляторном уровне недостающие звенья, поскольку их отсутствие может дискредитировать всю реформу исполнительного производства в целом.

Учитывая ограничения во времени, можно предположить, что проблемы со страхованием ответственности исполнителей будут решены наиболее простым путем: для страховых компаний Нацкомфинуслуг разработает типовой договор, в котором пропишут недостающие в законе № 1403-VIII определения страхового риска, страхового случая, порядка его подтверждения и прочие условия. А деятельность по страхованию ответственности частных исполнителей будет осуществляться на основании общей лицензии добровольного страхования, несмотря на наличие ряда противоречий законодательству о финансовых услугах.

Риски страховиков

Предложенная модель страхования вызывает довольно много вопросов, ответы на которые исполнители, бизнес и простые граждане рассчитывают получить от регулятора в ближайшее время.

Наибольшее количество противоречий, как ни странно, связано именно со страховыми компаниями. Во-первых, для страхования ответственности частных исполнителей, пусть даже на основании общей лицензии, страховщик должен сформировать страховые резервы для возможных выплат. А если предположить, какие в перспективе страховые суммы в договорах с частными исполнителями могут фигурировать и какой потенциальный размер страховой выплаты может быть, не все страховые компании будут иметь финансовую возможность осуществлять такой вид страхования.

Во-вторых, страховщик не защищен от возможных злоупотреблений со стороны третьих лиц и самих исполнителей, поскольку порядок подтверждения страхового случая законом не регламентирован. Проведя параллель со страхованием ответственности нотариусов, можно предположить, что страховой случай будет подтверждаться согласованной между исполнителем и пострадавшим претензией (например, если причинен имущественный ущерб) или же судебным решением.

Наглядным примером такого злоупотребления может быть заведомо согласованная исполнителем претензия третьего лица на возмещение ущерба, направленная страховщику на рассмотрение. Безусловно, в такой ситуации страховщик не сможет удостовериться, даже при наличии минимального пакета документов, являются ли изложенные в претензии обстоятельства правдой или нет. А это означает, что решение о выплате страхового возмещения зависит от степени изобретательности исполнителя и его «пострадавшего» соратника.

Кроме того, не до конца понятно, кто в Законе № 1403 относится к категории «третьи лица», перед которыми исполнитель должен застраховать свою ответственность. Поскольку в Законе № 1403 понятия «должник», «взыскатель» и «третьи лица» употребляются через запятую, можно предположить, что должник и взыскатель не входят в круг лиц, имеющих право на страховое возмещение в случае недобросовестных действий со стороны частного исполнителя.

Чего ожидать

Сейчас все выглядит таким образом, что для начала работы исполнитель из своего кармана должен будет заплатить страховой платеж, размер которого может быть запредельно высок, в связи с той же необходимостью в формировании дополнительных страховых резервов. Будет ли такой платеж одноразовым или его разобьют по месяцам? Сможет ли исполнитель досрочно расторгнуть договор и вернуть часть страхового платежа за период, который остался до его окончания, в случае быстрого исполнения решения? Ответы на эти вопросы напрямую влияют на намерения исполнителя принимать в работу тот или иной документ.

Неопределенность с размером страхового платежа и порядком расчета страхового тарифа позволяет предположить, что запредельно высокие для исполнителя страховые платежи косвенно послужат причиной повышения стоимости его услуг. Если размер основного вознаграждения для решений имущественного характера составит 10 %, то дополнительное вознаграждение и авансирование затрат исполнительного производства останется на усмотрение самого исполнителя.

Крупные кредиторы, в первую очередь банки, имеющие родственные страховые компании, в сложившихся обстоятельствах будут заинтересованы в сотрудничестве со «своим» исполнителем. Последний же в целях минимизации собственных затрат будет страховать свою ответственность у родственного банку страховщика. Круг страховых компаний, которые смогут страховать ответственность частных исполнителей, пока не ограничен. Такое положение вещей само по себе нарушает заложенные в Законе № 1403-VIII принципы независимости, непредвзятости и объективности исполнителей.

Для остальных кредиторов подобная ситуация может означать, что частному исполнителю ничего не мешает переложить свой финансовый груз на плечи взыскателя. Отпугнет ли это потенциальных взыскателей от обращения к частному исполнителю, покажет практика.

Поскольку институт ответственности государственных исполнителей за причиненный третьим лицам ущерб до реформы оставался весьма номинальным, наличие такой важной гарантии в работе частного исполнителя, как страхование его ответственности, должно быть безусловным преимуществом. Но, как показывает анализ нынешней ситуации, регулятору еще многое нужно сделать и предусмотреть, чтобы система страхования ответственности частных исполнителей служила гарантией защиты от возможных злоупотреблений с их стороны, была показателем независимой работы, не нарушая при этом интересы ни страховых компаний, ни должников и уж тем более не дискредитируя исполнительную реформу в целом.

Дарья Ганзиенко,
старший юрист практики международного арбитража  INTEGRITES

Ссылка на ресурс, где находится публикация
http://pravo.ua/article.php?id...