Автор публикации — Анастасия Рудинская, юрист практики налогового и таможенного права INTEGRITES.

В июле этого года и. о. министра финансов Украины Оксана Маркарова подписала важный для Украины документ по налогообложению – «Многостороннюю конвенцию по выполнению мероприятий, касающихся соглашений о налогообложении, с целью противодействия размыванию базы и выведению прибыли из-под налогообложения» (MLI). Тест основной цели MLI Конвенции начнет действовать до конца года. Что он собой представляет и чего ждать бизнесу, Mind рассказала Анастасия Рудинская, юрист практики налогового и таможенного права INTEGRITES.

MLI Конвенция – это соглашение, присоединившись к которому, страна получает возможность одновременно внести изменения во все или некоторые действующие Конвенции об избежании двойного налогообложения (далее – DTT). То есть это уникальный механизм, призванный модифицировать многочисленные двусторонние соглашения со странами, которые также присоединились к Соглашению MLI, избежав таким образом длительных процедур индивидуального рассмотрения каждой из них в двустороннем порядке. Украина задекларировала намерение изменить 77 действующих DTT (в том числе с Кипром, Чехией, Нидерландами, Великобританией, ОАЭ).

После ратификации MLI Конвенции автоматически будут внесены изменения в тексты всех налоговых соглашений об избежании двойного налогообложения Украины с другими странами.

Что означает Тест основной цели MLI Конвенции? Основным нововведением MLI Конвенции является так называемый Тест основной цели (сокращенно PPT от англ. Principle Purpose Test, в дальнейшем – тест), который избрали большинство стран, включая Украину. Он направлен, в первую очередь, на предотвращение неправомерного применения льгот по налоговым соглашениям.

Им предусмотрено, что льготы по налоговому соглашению не предоставляются в отношении прибыли или капитала, если есть основания полагать, что получение такой льготы было одной из основных целей транзакции/операции или создания структуры. Тем не менее льгота будет применяться в случае, если ее предоставление при существующих обстоятельствах будет отвечать целям и задачам положений соответствующего налогового соглашения, на которое распространяется действующая MLI Конвенция.

Когда Тест основной цели будет введен в Украине? Тест начнет действовать в нашей стране после ратификации MLI Конвенции, которая должна состояться до конца нынешнего года. В противном случае Украина рискует оказаться в черном списке ЕС.

Учитывая неизбежность Теста, уже сейчас бизнесу стоит задуматься над подготовкой весомых аргументов для контролирующих органов в пользу того, что операции или создание иностранного элемента в структуре не направлены в первую очередь на оптимизацию налоговой нагрузки.

Кого коснется Тест основной цели? Последствия введения Теста, прежде всего, отразятся на структурах отечественного бизнеса, включающих иностранные элементы. В поле зрения окажутся и альтернативные инвестиционные фонды, которые широко используются для управления активами. Основное внимание будет уделяться тем фондам, которые используются в качестве инвестиционных платформ в юрисдикциях с широким кругом подписанных налоговых соглашений для получения льгот.

Тестированию подлежат только те операции и компании (образования), которые связаны или открывают доступ к получению льгот по налоговым соглашениям.

На что будут обращать внимание налоговики? Для того чтобы предусмотреть возможные риски, важно понять алгоритм, по которому налоговики будут последовательно анализировать элементы бизнес-структуры или операцию. В частности, такой процесс сосредоточен на анализе следующих элементов:

Контроль на линии: что теперь разрешено налоговикам

Тест основной цели, безусловно, будет играть роль нового более мощного инструмента ГФС, в противовес уже знакомому тесту бенефициарного владельца. Отныне налоговики намерены тщательно взвешивать все факты, включая корпоративную структуру, способ достижения резидентского статуса, порядок принятия решений (бенефициарность по отношению к доходу), цели произведенных выплат и т. п. Результатом такого анализа будет вывод о предоставлении или отказе в предоставлении налоговой льготы.

К чему готовиться предпринимателям? Первое, к чему стоит быть готовым представителям бизнеса, это нести так называемое бремя доказывания (англ. Burden of proof), ведь нужно будет доказывать, что транзакции или создание иностранного элемента в структуре обоснованы реальными важными целями, кроме налоговых. Процесс доказывания приобретает следующий вид: налоговые органы должны прийти к выводу относительно того, было ли пользование налоговыми льготами основной целью операции/сделки, а налогоплательщик в случае отрицательного решения налоговиков должен предоставить контрдоказательства, которые бы отрицали их позицию.

В случае если предоставленные контрдоказательства контролирующие органы сочтут недостаточными, то в использовании налоговой льготы налогоплательщику будет отказано. Критическим моментом данного процесса становится несколько уязвимое положение налогоплательщика. Ведь согласно положениям MLI Конвенции, контролирующим органам для того, чтобы отказать в предоставлении налоговой льготы, не нужно будет доказывать или убеждать, что пользование такой льготой является одним из главных мотивов налогоплательщика при совершении сделок. Достаточным будет наличие факторов для «вполне обоснованного заключения» по использованию налоговой льготы как основной цели при совершении сделки.

Тревожит и то, что размытость границ «обоснованности» такого вывода обеспечивает достаточно гибкий механизм в руках налоговых органов, который они будут направлять в пользу или против налогоплательщика.

Как бизнесу защититься и что реформировать? Следует понимать, что невозможно сформировать универсальный пакет реформ для защиты каждой бизнес-структуры и ее деятельности. В то же время можно выделить основные эффективные действия, реализация которых значительно повысит шансы прохождения Теста, а именно:

В отношении компаний, с помощью которых используются налоговые льготы, следует обеспечить наличие реальной экономической цели присутствия компании в структуре. Это отобразит действительную необходимость компании для реализации бизнес-процессов. Сформировать признаки фактического существования компании – так называемое реальное наполнение (англ. Substance), включающее в себя зарегистрированный офис, квалифицированный персонал и управление, регулярное ведение и подачу отчетности и т. п. Создать для компании фактическую возможность распоряжаться полученным доходом (то есть бенефициарность по доходу), а также гарантировать реальное несение компанией коммерческих рисков по активам.

Относительно операций, обеспечивающих пользование налоговыми льготами, необходимо оценить льготы, предоставляемые бизнесу по налоговым соглашениям при проведении операции, и взвесить важность их получения с другими целями операции. Проанализировать, соответствует ли пользование льготой при проведении операции общим целям и задачам налогового соглашения. Проведя анализ, подготовить защитные аргументы для контролирующих органов, отражающие целесообразность проведения таких операций и наличие других целей, кроме налоговых.

Напоследок следует подчеркнуть, что Тест основной цели не сфокусирован на выявлении бенефициарных собственников, «реального наполнения» бизнеса и т. д. Эти и другие факторы исследуются налоговыми органами в комплексе для установления истинной цели осуществляемой операции/сделки.

Эта запись также доступна на: Украинский, Английский

Ссылка на ресурс, где находится публикация
https://mind.ua/ru/openmind/20...