Сильная сторона договора часто навязывает обременительные условия своим контрагентам, которые не обладают реальным выбором. Такое поведение, как правило, формально не противоречит правовым нормам, однако является несправедливым.

ВАС в постановлении Пленума от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление ВАС № 16), а затем и законодатель в ст. 428 ГК разработали действенные правила защиты слабой стороны договора от навязывания ей несправедливых условий. Рассмотрим, как суды применяют данные нормы на практике.

Какие условия договора считаются несправедливыми

Несправедливыми принято считать формально законные, но явно обременительные для одной из сторон и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон условия договора. Вместе с тем, одно и то же условие, исходя из характеристики контрагентов и фактических обстоятельств дела, можно считать несправедливым и наоборот.

Субъективный характер данной категории предполагает пристальную оценку судом всех обстоятельств дела, а также детальный анализ спорного условия в контексте всех положений договора.

Статья 428 ГК называет следующие явно обременительные условия для одной из сторон договора:

исключение или ограничение ответственности другой стороны за нарушение обязательств;

лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида.

В целом условие будет явно обременительным тогда, когда сторона договора, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы его при наличии возможности участвовать в определении условий договора.

Пример из практики. Хранитель потребовал через суд взыскать с поклажедателя 13,8 млн руб. платы за хранение угля.

Суд первой инстанции указал, что плата за хранение превышает рыночную стоимость поклажи более чем в семь раз, а это свидетельствует о неразумности требований истца и наличии в его действиях злоупотребления правом. Удовлетворяя иск частично, суд определил рыночную стоимость услуг по хранению угля, исходя из условий договора истца с другим поклажедателем.

Апелляция согласилась с выводом первой инстанции о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом с учетом разъяснений Постановления ВАС № 16. По мнению суда, истец не опроверг доводы ответчика об отсутствии у него реальной возможности заключить договор хранения угля с иным лицом и определения в договоре иной стоимости услуг по хранению. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.01.2015 по делу № А27-15903/2013)

Когда сторона договора признается слабой

Слабой стороной договора является лицо, находящееся в условиях неравенства переговорных возможностей и вынужденное присоединиться к предложенным условиям. Помимо этого в ходе судебного разбирательства суд устанавливает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. (п. 10 Постановления ВАС № 16)

Исходя из этого, важное значение имеет доказывание неравенства переговорных возможностей. Именно это свидетельствует о наличии слабой стороны и навязывании ей явно обременительных условий, что говорит о злоупотреблении правом и недобросовестности сильной стороны.

Неравенство переговорных возможностей свидетельствует об отсутствие реальной возможности согласовать иные условия договора, участвовать в его формировании. В подтверждение этих обстоятельств слабая сторона договора должна представить соответствующие доказательства. При этом стоить учитывать, что суды предъявляют достаточно высокие требования к доказыванию, учитывая принцип свободы договора и то, что сторонами спора являются предприниматели. Доказательством предпринимаемых попыток изменить содержание условия, предложенного контрагентом, могут стать протоколы разногласий при заключении договора и предшествующая заключению договора переписка сторон.

Примеры из практики. Суд отказал в требовании изменить условие договора субаренды, поскольку истец (сторона, считающая себя слабой) не представил доказательств явного неравенства переговорных возможностей и отсутствия возможности заключить договор на иных условиях, отличных от указанных в договоре. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.10.2016 по делу № А27-26177/2015)

В другом деле арендатор обратился в суд с требованием расторгнуть договор аренды, заключенный на длительный срок без права на досрочное расторжение по инициативе арендатора. Из материалов дела следовало, что проект договора аренды подготовил арендодатель (ответчик); ведение переговоров относительно условий договора не осуществлялось. В итоге суд встал на сторону арендатора. (постановление АС Поволжского округа от 21.09.2017 по делу № А72-33/2017)

Заключение госконтракта в рамках процедуры, предусмотренной Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ, подтверждает, что слабая сторона не могла влиять на его условия, поскольку проект договора направляет заказчик.

Пример из практики. Общество — победитель госзакупки в соответствии с условиями закупки обязано было заключить с покупателем договор поставки только на предложенных последним условиях. Таким образом, проект договора, входящий в состав документации о запросе предложений, являлся для общества обязательным.

При этом для поставщика предусматривалось обязательное условие о его ответственности перед покупателем, в десять раз превышающую ответственность покупателя перед поставщиком.

В связи с этим суды пришли к выводам, что стороны поставлены в неравное положение, нарушен баланс интересов сторон, для одной из сторон эти условия являются явно обременительными и несправедливыми. Повлиять на их изменение такая сторона при заключении договора не могла. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.06.2018 по делу № А67-6744/2017)

Помимо установления того, что слабая сторона предпринимала попытки вести переговоры и вносить изменения в предложенный проект договора, суд также устанавливает, имелась ли у соответствующей стороны реальная возможность заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях. При этом важно установить наличие конкуренции на соответствующем рынке. Предприниматель зачастую не может выбрать иного контрагента, поскольку рынок не является конкурентным.

Пример из практики. Общество-покупатель обратилось в суд с иском к поставщику о взыскании 909,5 тыс. руб. убытков (реального ущерба), причиненных установлением монопольно высокой цены на поставку газа. Покупатель ссылался на предпринятые меры по обращению к другим поставщикам газа, которые отказались заключить подобный договор в связи с отсутствием свободных ресурсов.

Представленные в обоснование этого довода доказательства остались без оценки судов. Между тем они могут свидетельствовать в пользу довода истца об отсутствии у него альтернативы при выборе поставщика, и, следовательно, изначальной слабости переговорной позиции истца по сравнению с позицией ответчика. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 по делу № А46-10433/2015)

Как защититься от навязанных договорных условий

Защиту от несправедливых договорных условий можно получить в отношении любого договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, явно обременительные для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, если контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора. (п. 3 ст. 428 ГК, п. 9 Постановления ВАС № 16)

Слабая сторона договора вправе обратиться в суд с иском и потребовать изменить или расторгнуть договор. (п. 2 ст. 428 ГК) Помимо этого защититься от несправедливого договорного условия можно путем возражения против применения такого условия в ходе судебного разбирательства по данному договору. Правовой основой возражения будут ст. 10 или 169 ГК. Такой вывод основан на положениях п. 4 ст. 1 ГК, согласно которой никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, а навязывание несправедливого условия является злоупотреблением.

Если суд признает конкретное условие несправедливым, то изменит или расторгнет договор, который будет считаться действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

Пример из практики. Общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города о взыскании убытков в размере 5,6 млн руб. Общество оказывало услуги по городским пассажирским перевозкам, часть расходов на которые должно было возмещать муниципальное образование за счет бюджетных субсидий.

Администрация города отказалась возмещать часть расходов, которые превышают размер субсидий, установленных в соглашении между обществом и администрацией.

Суды установили, что общество не могло влиять на спорное условие соглашения, поскольку не принимает участие в установлении пределов бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств. Наоборот, именно администрация участвует в формировании бюджета и самостоятельно вносит в соглашение условие об ограничении своей ответственности пределами заложенной в бюджете субсидии.

Суды удовлетворили требования, указав, что общество при заключении договора было поставлено в положение, затрудняющее согласование иного содержания спорного условия соглашения. Заключение соглашения в предложенной администрацией редакции являлось для него вынужденным. Обременительный характер спорного условия явствует из размера не возмещенных обществу расходов, определенного по результатам судебной экспертизы. (постановление 8ААС от 22.02.2018 по делу № А75-5681/2017)

Стандарт доказывания несправедливости условий договора

Суды стараются аккуратно применять положения законодательства о несправедливых договорных условиях и редко ограничивать свободу договора, сторонами которого являются предприниматели. Стандарт доказывания по такой категории споров достаточно высокий. Зачастую слабая сторона с ним не справляется, что влечет отказ в удовлетворении заявленных требований.

В признании условий несправедливыми и применении соответствующих последствий будет отказано, если истец (слабая сторона) не докажет, что:

при подписании договора заявлял о несогласии со спорными условиями;

при заключении договора не мог влиять на содержание договора и принял его условия путем присоединения к предложенному ответчиком проекту;

при заключении договора он был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания спорного условия;

заключение договора в предложенной контрагентом редакции являлось для него вынужденным;

спорное условие носит обременительный характер.

В ином случае защититься от несправедливого условия не получится. (постановления АС Московского округа от 12.12.2017 по делу № А40-240352/2016, АС Центрального округа от 15.06.2017 по делу № А48-3070/2016, АС Волго-Вятского округа от 27.09.2018 по делу № А29-16579/2017, АС Западно-Сибирского округа от 05.09.2017 по делу № А67-34/2017)

Если истцу были предоставлены все права, обычно предоставляемые по договорам такого вида, а также если спорные условия носят симметричный характер (например, обе стороны вправе взыскать одинаковую неустойку с другой стороны за нарушение условий договора), суд также откажется признать условие несправедливым.

Вывод. Подтвердить несправедливость условий договора позволят следующие обстоятельства:

проект договора направлен контрагентом и в результате заключен на его условиях;

все попытки внести изменения в условия предложенного проекта договора не увенчались успехом, либо компания в силу иных причин не могла вести переговоры относительной условий договора;

невозможность заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях, совершение попыток заключить аналогичный договор с иными лицами;

условия договора являются явно обременительными и существенным образом нарушают баланс интересов сторон;

контрагент является профессиональным участником рынка либо монополистом.

Споры, в которых суды аннулировали несправедливые договорные условия

Оспаривание условия кредитного договора о неустойке (постановление АС Волго-Вятского округа от 16.09.2016 по делу № А38-5264/2015) Общество-заемщик оспорило в суде ряд условий кредитного договора с банком. Суды первой и апелляционной инстанций указали, что общество в отличие от банка не является профессиональным участником рынка банковских услуг, не принимало участия в составлении текста кредитного договора. При этом общество было поставлено в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, что является выражением неравенства переговорных условий.
Оспаривание условий договора аренды о размещении рекламы и сроке предупреждения о намерении расторгнуть договор (постановление АС Западно-Сибирского округа от 13.05.2016 по делу № А46-6695/2015)

 

Арендатор через суд потребовал расторжения договора аренды нежилого помещения. Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из явного неравенства переговорных возможностей сторон. Суды установили, что для арендатора существенное значение имела возможность размещать наружную рекламу для привлечения потенциальных покупателей. В отсутствие возможности заключить договор на иных условиях, предприниматель вынужден был согласиться на предложенную редакцию арендодателя, в том числе на применение к арендным отношениям правил для арендаторов помещений в торговом комплексе. Согласно данным правилам размещение рекламных конструкций возможно лишь с письменного согласия арендодателя.

Кроме того, суды установили, что арендатор был против включения в договор пунктов о составе арендной платы и сроке предупреждения о намерении расторгнуть договор. Однако он вынужден был заключить договор на предложенных арендодателем условиях, поскольку в противном случае сделка могла не состояться.

При этом суды отклонили довод арендодателя о том, что арендатор не представил доказательств, подтверждающих наличие с его стороны возражений на включение в текст договора спорных пунктов, поскольку арбитражный процесс строится на состязательности сторон и их добросовестности. С учетом того, что указанные обстоятельства ответчик не опроверг, оснований для непринятия позиции истца и признания ее недостоверной у судов не имелось.

Оспаривание условий договора подряда об оплате расторжения договора (постановление АС Дальневосточного округа от 20.02.2018 по делу № А59-4868/2016) По условиям договора подряда генподрядчик не оплачивает подрядчику сумму в размере 7 процентов от стоимости выполненных работ (гарантийное удержание) при расторжении договора по любым основаниям, предусмотренным законодательством и самим договором.

Генподрядчик воспользовался данным правом и удержал с подрядчика 2,9 млн руб. Подрядчик не согласился с этим и через суд потребовал взыскать с генподрядчика эту сумму в качестве неосновательного обогащения.

Суды пришли к выводу, что спорные условия договора не предполагали какой-либо взаимосвязи между действиями подрядчика, качеством его работ и иными зависящими от подрядчика обстоятельствами. Они фактически поставили возможность получения удерживаемых генподрядчиком и принадлежащих подрядчику средств (оплаты за выполненные работы) в зависимость от одностороннего произвольного волеизъявления генподрядчика. При этом редакция спорных пунктов была предложена генподрядчиком, который отказался в ходе согласования условий договора от их изменения либо корректировки.

Суды подчеркнули, что данным условием истец не только ограничивает законное право ответчика на отказ от исполнения договора или его расторжение, но и одновременно извлекает преимущество из своего поведения. При расторжении (прекращении) договора по любым основаниям генподрядчик получает сверх результата выполненных работ денежные средства в размере 7 процентов от стоимости работ, либо вынуждает подрядчика продолжить исполнять договор на обременительных для него условиях. Между тем сам генподрядчик вправе отказаться от исполнения договора или расторгнуть его.

Оспаривание условия договора об оказании юридических услуг о размере вознаграждения (постановление 15ААС от 21.09.2018 по делу № А32-9515/2018) Индивидуальный предприниматель оспорил в суде условие договора об оказании юридических услуг. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований.

Апелляция не согласилась с выводами нижестоящего суда в связи со следующим. Суд указал, что истец является инвалидом II группы бессрочно по общему заболеванию и не обладает юридическими знаниями. Ответчик, в свою очередь, является профессиональным юристом и сам предложил проект договора. При этом договор включал в себя неочевидные для юридически неграмотной и слабой стороны и одновременно несправедливые условия об обязанности оплатить 1/3 долю от размера присужденной судом общей юрисдикции денежной суммы. Истец полагал, что размер платы за юридические услуги исчисляется от фактически взысканной в будущем суммы, что оказалось неверным. По мнению апелляции, спорный пункт договора является для инвалида — слабой стороны — несправедливым, а следовательно, подлежит признанию недействительным с применением ст. 10 ГК.

Оспаривание условия договора аренды об уплате штрафа за односторонний отказ от договора (постановление АС Волго-Вятского округа от 29.02.2016 по делу № А82-15959/2014) Арендатор оспорил в суде условие договора аренды об удержании депозита при расторжении договора по инициативе арендатора в качестве штрафа.

Суды учли, что договор предусматривал возврат депозита в случае расторжения договора в связи с виновными действиями арендодателя. Однако право арендатора инициировать расторжение договора расценивается существенным нарушением его условий. Соответственно имело место нарушение баланса интересов сторон, поскольку право на расторжение договора не может быть существенным нарушением обязательственных отношений.

Автор статьи: Евгений Коновалов, младший юрист международ­ной юридическо­й фирмы INTEGRITES.

Ссылка на ресурс, где находится публикация
https://e.arbitr-praktika.ru/a...