Автор публикации — Анастасия Ильяшенко, юрист, INTEGRITES.

Статья размещена на медиа-ресурсе Юрист&Закон. 

Как известно, на сегодняшний день уже существует значительная практика Европейского суда по правам человека (далее – Суд) относительно применения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основоположных свобод (далее – Конвенция). Недавно Суд вынес ряд интересных решений относительно защиты права собственности по данной статье. Проанализируем некоторые из них.

Дело Ленгауер и другие против Румынии  

(Lengauer and Others v. Romania, заявление 17801/04 и 22 других, решение от 29 сентября 2020 года)

Суть дела: 23 заявителя обратились в суд с иском относительно возврата недвижимости, незаконно национализированной во времена коммунистического режима и проданной государством третьим лицам. К тому же заявители не получили никакой компенсации. В окончательных судебных решениях отмечалось, что все время они оставались законными собственниками своего имущества. Их правоустанавливающие документы не оспаривались, однако возвратить свое имущество они так и не смогли.

В своих исках они утверждали, что невозможность возвратить незаконно национализированную недвижимость или получить компенсацию, несмотря на судебные решения относительно признания имущественных прав, нарушает их права на мирное владение имуществом в понимании статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Решение суда: Суд признал нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд отметил, что он уже ранее устанавливал, что невозможность заявителей вернуть в собственность свое имущество, несмотря на окончательные судебные решения, которые ретроспективно признавали их имущественные права, представляла собой лишение их собственности в понимании второго предложения параграфа первого статьи 1 Протокола № 1, и что такое лишение совместно с полным отсутствием компенсации представляло нарушение их права на мирное владение своим имуществом.

Суд решил, что государство-ответчик должно вернуть заявителям их имущество на протяжении трех месяцев. В случае невозможности такого возврата государство-ответчик должно выплатить заявителям на протяжении трех месяцев суммы, указанные в таблице в приложении к Решению, плюс любой налог, который может быть начислен. Также Суд приказал государству-ответчику – Румынии – компенсировать моральный вред и расходы. Вместе с тем с момента истечения упомянутых трех месяцев до момента выплаты на указанные суммы будут начисляться проценты.

Дело Комароми и другие против Румынии  

(Komaromi and Others v. Romania, заявление 30075/03 и 23 других, решение от 29 сентября 2020 года)

Обстоятельства и суть заявлений в деле Комароми и другие против Румынии очень похожи на вишеописанное дело Ленгауер и другие против Румынии. Оно также касалось нарушения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции вследствие невозможности вернуть незаконно национализированную собственность, проданную государством третьим лицам. Отклонив несколько заявлений, Суд вынес идентичное решение относительно наличия нарушения права на мирное владение имуществом и наложил такие же санкции на государство-ответчика – Румынию, как и в деле Ленгауер и другие против Румынии.

Дело Арзамазова против Республики Молдова  

(Arzamazova v. the Republic of Moldova, заявление № 38639/14, решение от 4 августа 2020 года)

Суть дела: в марте 2004 года местный совет города Пожерень организовал аукцион по продаже здания, которое ранее использовали для местных торжественных событий. Поскольку никто не принял участия в аукционе, местный совет решил продать здание непосредственно любому заинтересованному лицу, что предусмотрено законодательством.

После прямых переговоров был заключен договор купли-продажи здания с заявительницей. В 2004 – 2005 годах заявительница реконструировала и модифицировала здание, получив от местного совета все необходимые разрешения на проведение работ. Также заявительница приобрела землю, на которой располагалось здание, и провела работы по ее улучшению. Согласно выводу эксперта заявительница инвестировала в ремонтные работы более 126 тысяч евро.

Однако правительство Республики Молдова отрицало тот факт, что заявительница получила все необходимые разрешения. В июне 2007 года прокуратура выдвинула требование об отмене решения о заключении договора купли-продажи с заявительницей из-за того, что здание было продано по заниженной цене без аукциона. В июле 2007 года местный совет отменил соответствующее решение. Прокуратура инициировала судебный процесс относительно аннулирования договора купли-продажи, в которой заявительница выступила со встречным иском.

После продолжительных национальных судебных баталий суды Республики Молдова вместе с Верховным Судом пришли к выводу, что здание как общественное достояние не должны были продавать частному лицу. Заявительнице отказали в компенсации денег, инвестированных в ремонт здания.

Решение суда: Суд решил, что заявительница владела «имуществом» согласно статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, поскольку она имела действительное право собственности на здание до тех пор, пока национальные суды Республики Молдова не аннулировали его в результате удовлетворения иска прокуратуры.

Аннулирование права собственности заявительницы должно рассматриваться как лишение имущества, к чему, соответственно, применяется второе правило статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд подчеркнул: если на кону стоит вопрос общественного интереса, государственные органы должны действовать надлежащим образом и с максимальной последовательностью.

Суд пришел к выводу, что именно органы государственной власти допустили ошибку при продаже здания. Ошибки государственных органов должны быть интерпретированы в пользу пострадавших лиц, и точно не должны исправляться за счет соответствующего лица. Заявительница была лишена своей собственности без соответствующей компенсации, ведь национальные суды Республики Молдова лишь присудили возмещение цены, которую она заплатила за полуразрушенное здание, без учета ее инвестиций в ремонт здания.

Таким образом, Суд решил, что условия, при которых заявительница была лишена права собственности на здание, накладывали на нее индивидуальную и чрезмерную нагрузку, а органы государственной власти не нашли справедливого баланса между общественным интересом и правом заявительницы на мирное владение своим имуществом. Заявительница требовала, чтобы Республика Молдова компенсировала более чем 239 тысяч евро материального вреда (куда входили расходы на ремонт здания в размере около 126 тысяч евро). Суд, признав нарушение Республикой Молдова статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, обязал государство выплатить заявительнице в общей сложности 160 тысяч евро материального вреда.

Дела Котенч против ВенгрииАгро-Пахт Кфт. против Венгрии и Сзайки Мезогаздашаги Зрт против Венгрии

(Kothencz v. Hungary, заявление № 29258/16, решение от 13 октября 2020 года)

(Agro-Pacht Kft. v. Hungary, заявление № 31185/14, решение от 13 октября 2020 года)

(Szajki Mezogazdasagi Zrt v. Hungary, заявление № 11100/15, решение от 13 октября 2020 года)

13 октября 2020 года Суд вынес три решения в делах с похожими фактическими обстоятельствами. Дела касались законодательных изменений, которые лишили заявителей прав на пользование земельными (узуфрукт) участками сельскохозяйственного назначения.

Суть дел: с 1 января 2013 года контракты между венгерскими физическими лицами относительно установления будущих прав на пользование сельскохозяйственными землями, за исключением тех, что заключаются между ближайшими родственниками, были законодательно признаны недействительными вследствие внесения изменений, которые содержатся в разделе 7 венгерского Закона № CCXIII от 2012 года «О внесении изменений в некоторые акты о сельском хозяйстве».

С целью прекращения данных прав пользования сельскохозяйственными землями Парламент Венгрии постановил Переходный закон, раздел 108 которого прекратил ipso iure все права пользования (узуфрукта) земельными участками сельскохозяйственного назначения по состоянию на 1 мая 2014 года, за исключением прав, установленных между ближайшими родственниками. Это привело к тому, что заявителей лишили прав пользования сельскохозяйственными землями, так как они не были близкими родственниками владельцев земельных участков.

В феврале 2014 года разные жалобщики подали в Конституционный суд Венгрии обращение против положений Переходного Закона, аргументируя тем, что прекращение ex lege законно приобретенных прав пользования без какой-либо компенсации или переходного периода нарушает конституционную защиту права собственности.

21 июля 2015 года Конституционный суд Венгрии установил, что законодатель не предусмотрел специальных правил для компенсации убытков, возникающих вследствие прекращения прав пользования ex lege. Таким образом, Конституционный суд Венгрии признал наличие антиконституционной ошибки, возникшей вследствие того, что законодателем не был предусмотрен режим урегулирования данной ситуации. Конституционный суд Венгрии призвал законодателя решить данную проблему не позднее 1 декабря 2015 года, однако по состоянию на 26 марта 2017 года правительство так и не создало схему компенсации.

Решение суда: Суд решил, что были нарушены права заявителей на мирное владение имуществом по статье 1 Протокола № 1 к Конвенции. Суд отметил, что в данных делах, принимая во внимание короткий переходный период и отсутствие какой-либо компенсационной схемы, даже имея в виду широкую свободу, предоставленную государству при осуществлении реформы, вмешательство в права заявителей было непропорционально цели. Таким образом, применение непропорциональной меры, особенно без какой-либо схемы компенсации, не удовлетворяет требований охраны имущества согласно статье 1 Протокола № 1 к Конвенции.

При этом Суд повторил, что вмешательство в мирное пользование имуществом должно обеспечить «справедливый баланс» между общественными интересами и основными правами лица. В частности, должно существовать разумное соотношение пропорциональности между используемыми средствами и целью, которую хотят достичь любым способом, лишающим человека его имущества.

Условия компенсации согласно соответствующему законодательству является существенным фактором для оценки наличия справедливого баланса, поэтому лишение имущества без соответствующей компенсации, как правило, будет считаться непропорциональным вмешательством. Полное отсутствие компенсации может считаться оправданным по статье 1 Протокола № 1 к Конвенции лишь в исключительных обстоятельствах, однако данная статья не гарантирует права на полную компенсацию при любых обстоятельствах.

Выводы

Соблюдение справедливого баланса между общественными интересами и вмешательством в право на мирное владение имуществом является крайне важным для установления наличия нарушения прав, которые защищаются статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Вместе с тем необходимо помнить, что согласно последней статистике Суда от 30 сентября 2020 года Украина подвинулась на 2 место по количеству заявлений, которые находятся на рассмотрении Суда.

К тому же Секретариат Суда сообщил в своем пресс-релизе, что 5 ноября 2020 года был открыт для пользования украиноязычный интерфейс базы данных HUDOC, разработанный в сотрудничестве с Министерством юстиции Украины, Секретариатом Уполномоченного по делам Европейского суда по правам человека Министерства юстиции Украины и Офисом Совета Европы в Украине. Таким образом, украиноязычная версия стала одной из 7 доступных версий базы данных HUDOC.

Также полная база решений ЕСПЧ доступна в системах ЛИГА:ЗАКОН. Решения ЕСПЧ связаны с Конвенцией официальным языком и в переводе. Легкая навигация от решений ЕСПЧ к соответствующим статьям Конвенции и наоборот.

Эта запись также доступна на: Украинский

Ссылка на ресурс, где находится публикация
https://uz.ligazakon.ua/magazi...