4 июня 2017 года Закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно повышения уровня корпоративного управления в акционерных обществах» (дальше – Закон) стремительно ворвался в корпоративное законодательство Украины, разделив все юридическое и бизнес-сообщество на прогрессивных сторонников гармонизации национального законодательства с европейским и консервативных поборников незыблемости института права собственности. Рассудило ли их время? Действует ли Закон сейчас? Что следует знать перед его реализацией? Ответы мы старались найти ниже. Учитывая немалый резонанс, вызванный принятием Закона, на тему, что же такое сквиз-аут и селл-аут, не писал только ленивый или далекий от мира корпоративного управления и фондовых рынков. А следовательно, не углубляясь в теорию, предлагаем только напомнить, что сквиз-аут предусматривает право лица (лиц, действующих совместно), являющегося собственником 95 и больше процентов акций общества (далее – Доминирующий Пакет), осуществлять принудительный выкуп акций у других акционеров общества. Селл-аут же, наоборот, обязывает такого акционера предложить выкупить акции миноритарных акционеров по справедливой цене.

Виды сквиз-аут и селл-аут

Как ни странно, с тем, что сквиз-аут бывает разный, ознакомлены далеко не все читатели Закона, а только те, которые были в состоянии дочитать его до конца. Именно в Переходных положениях Закона содержатся нормы, классифицирующие данный механизм по основаниям наступления: сквиз-аут в результате поглощения и корпоративный сквиз-аут. Напомним, что корпоративный сквиз-аут предусматривает право акционеров, на момент принятия Закона уже являющихся собственниками Доминирующего Пакета, принудительно выкупить акции миноритарных акционеров.

В чем же состоит существенное отличие между этими двумя механизмами, кроме оснований применения, конечно? Анализируя нормы Закона, думается, что таким отличием является механизм определения цены акций, а также срок имплементации механизма.

В ходе реализации сквиз-аута в результате приобретения акций цена выкупа определяется как самая большая из трех, которые определены разными методами. При этом именно заявитель требования, то есть мажоритарный акционер, определяет, какая из предложенных будет самой большой, и фиксирует ее в публичной оферте. Применяя нормы корпоративного сквиз-аута, механизм определения цены акций по очевидным причинам уже не привязывает к цене приобретения мажоритарным акционером акций общества за последние 12 месяцев, а определяется традиционно с помощью субъекта оценочной деятельности или по среднему биржевому курсу. Кстати, до 1 января 2018 года в случае, если акции публичного акционерного общества не включены в биржевой список, цена сквиз-аута может определяться субъектом оценочной деятельности.

Также сроки реализации корпоративного сквиз-аута, в отличие от сквиз-аута в результате приобретения, ограничены сроком в два года со дня вступления в силу Закона, то есть до 4 июня 2019 года такой акционер должен подать обществу уведомление о намерении воспользоваться своими правами.

Учитывая то, что Закон уже около шести месяцев после его принятия все еще не может быть имплементирован за неимением нормативной базы, времени у мажоритарных акционеров остается все меньше, а недовольств работой ответственных государственных органов все больше.

Что касается корпоративного селл-аута, то есть права миноритарных акционеров требовать выкупить принадлежащие им акции у акционера, который на момент принятия Закона уже является собственником Доминирующего Пакета, то он Законом не предусмотрен.

Относительно селл-аута в результате приобретения акций следует заметить, что, становясь собственником 50 %, 75 % или 95 % акций, лицо должно быть готово к выкупу 100 % акций общества, если у миноритарных акционеров возникнет такое желание. В данном контексте логично возникает вопрос ответственности за невыполнение такой обязанности. Ведь вполне реальной кажется ситуация, когда у акционера после приобретения 50 % общества банально не хватит денег приобретать другие акции. Закон в таком случае запрещает учитывать при голосовании акции свыше 50 %, 75 % и 95 % минус одна акция собственника соответствующего пакета акций. Акции свыше определенной границы не дают права голоса и не учитываются при голосовании до момента выполнения акционером всех необходимых действий. Такие санкции кое-кому могут показаться чрезмерными. Однако природа других возможных ограничительных мер относительно акционера, которые не были бы чрезмерными и одновременно были бы эффективными, остается непонятной.

Состояние разработки нормативно-правовой базы ответственными государственными органами

Очевидно, что любое законодательное нововведение должно найти дальнейшее отражение в подзаконных нормативно-правовых актах (далее – НПА), регулирующих его имплементацию на разных уровнях использования, иначе оно рискует так и остаться декларативным.

Так, значительная роль в реализации сквиз-аута и селл-аута отведена Центральному Депозитарию (далее – ЦД) и депозитарным учреждениям. Однако без внесения соответствующих изменений в НПА, регулирующие работу данных государственных органов, реализация Закона остается невозможной.
Из официальных источников известно, что 14 июля 2017 года внесены соответствующие изменения в Правила и Регламент ЦД, а измененные проект Положения об осуществлении депозитарной деятельности и проект Положения о порядке представления отчетности депозитарными учреждениями в Национальную комиссию по ценным бумагам и фондовому рынку (далее – НКЦБФР) уже обнародованы для ознакомления и обсуждения в открытом доступе. Изменения в указанные НПА призваны, прежде всего, разъяснить такие вопросы, как: сроки и субъекты, ответственные за подготовку и предоставление реестра акционеров эмитенту; способ передачи данных депозитарными учреждениями (бумажный или электронный формат); механизм процедуры блокировки акций / выпуска акций и прочие.

Открытие счета-эскроу: миссия возможна?

Авторы данной статьи не могут не подчеркнуть законодательное закрепление такого инструментария, как счет условного хранения (эскроу). Его внедрение имеет немалое значение для синхронизации украинской бизнес-среды с мировыми трендами.

Думается, что НБУ разделяет взгляды авторов, высказанные в предыдущем разделе, относительно необходимости оперативной разработки НПА для обеспечения действенности Закона. Ведь хоть и не особо оперативно, однако проект постановления «О внесении изменений в некоторые нормативно-правовые акты Национального банка Украины» (далее – Проект), направленный на имплементацию счета условного хранения, разработан и ожидает своего принятия.

Что важно выделить в данном аспекте? Во-первых: кто может открыть такой счет? Согласно Проекту такими лицами являются юридические лица – резиденты, физические лица и нерезиденты-инвесторы. Пакет документов, необходимых для открытия счета-эскроу, варьируется в зависимости от типа клиента и его сотрудничества с банком в прошлом. В целом делаем вывод, что пакет документов, да и сама процедура, не особо отличаются от открытия обычного банковского счета, а даже несколько упрощены.

Открытым остается вопрос разработки типового договора условного хранения, ведь предложенный НБУ Проект его не содержит. Значит ли это, что разработка такого договора ляжет на плечи банков и его положения будут отличаться в каждом конкретным случае? Учитывая новизну инструментария, сложность и иногда разрозненность правового регулирования, отсутствие единого четко регламентированного подхода в данном случае едва ли можно считать удачным решением.

Бесспорным преимуществом утвержденного механизма функционирования счета условного хранения является то, что средства, размещенные на счете-эскроу, защищены от требований кредиторов владельца счета, банка и бенефициара. Однако как, в каком размере и на каком этапе будет взыскиваться вознаграждение банка в случае его уплаты за счет денежных средств, находящихся на счете условного хранения, Проектом не раскрывается.

Также особого внимания заслуживает вопрос дальнейшей судьбы денежных средств в случае, если уже бывший миноритарный акционер не изъявит желание обратиться в банк за деньгами, внесенными на счет в результате сквиз-аута. Актуальность вопроса обуславливается значительным количеством «спящих акционеров» (по подсчетам НКЦБФР, оно составляет около 5 млн), которые могут не обратиться за предназначенными им средствами. Жаркие политические баталии вокруг возможных решений (возвращать средства мажоритарному акционеру или местным бюджетам), а значит существование риска «затянуть» принятие Закона на неопределенный срок заставили законодателя оставить этот вопрос неурегулированным. Как всегда, пути решения неурегулированных вопросов покажут практика и судебные решения.

Пятна на солнце

При желании пробелы и коллизии можно найти почти в каждом законодательном акте, тем более в первой его редакции. Рассматриваемый сейчас Закон не исключение. И хотя у авторов не было желания его дискредитировать, однако некоторые пробелы необходимо раскрыть, чтобы в дальнейшем совсем не снивелировать заслуги Закона и его создателей.

Так, информация о принудительном выкупе акций будет передаваться участникам депозитарной системы через ЦД. При этом ни ЦД, ни любой другой орган не будет контролировать и проверять достоверность поданной эмитентом информации. Цена ошибки при таком регулировании может стоить довольно дорого.

Остро встанет проблема неполного раскрытия информации в реестрах собственников ценных бумаг депозитарными учреждениями, своевременно в ходе ликвидации не передавшими в ЦД копии баз данных депозитарного учета, или депозитарными учреждениями, которые по разным причинам не выходят на связь с ЦД. В таких случаях в реестрах собственников ценных бумаг будет указываться общее количество ценных бумаг, которые учитывались такими депозитарными учреждениями, без перечня собственников ценных бумаг. Реализация процедуры сквиз-аута с соблюдением всех требований Закона в таком случае усложняется.

ВЫВОД: Наш обзор показал, что необходим адаптационный период для того, чтобы предусмотренная законодательным актом система «обросла» подзаконными НПА и заработала на практике. Этот фактор обязательно должны учитывать законодатели во время установления каких-либо сроков для его реализации, иначе такой закон рискует остаться только на бумаге.

Бизнес проявляет значительный интерес к предусмотренным Законом механизмам. Надеемся, что в ближайшее время мы увидим реализованные проекты относительно сквиз-аута и селл-аута. Для этого, несомненно, необходимо тесное сотрудничество НКЦБФР, Национального депозитария Украины, НБУ, коммерческих банков и бизнеса.

Антон Бабак,
старший юрист корпоративной практики и M&A INTEGRITES
Юлия Николайчук,
младший юрист корпоративной практики и M&A INTEGRITES

Статья Сквиз-аут

Ссылка на ресурс, где находится публикация
http://uz.ligazakon.ua/magazin...