Дела об истребовании имущества из владения добросовестного приобретателя в большинстве случаев связаны с определением волеизъявления собственника и обстоятельств выбывания имущества из его владения. Что касается воли юридического лица, то в первую очередь подлежит разрешению вопрос о степени совпадения воли субъекта имущественных правоотношений и органов его управления. С указанным неразрывно связано определение компетенции органов управления и их правомочности принимать те или иные решения.

Вопросы наличия воли связаны с пониманием сущности юридического лица и его правосубъектности как искусственного образования. В силу принципа организационного единства органы юридического лица и его участники рассматриваются как составные части юридического лица, но во внутренних отношениях они имеют самостоятельную волю. В этом смысле юридическое лицо совершает внутренние волевые акты и действия, которые могут быть поставлены под сомнение судом и признаны не соответствующими его истинным интересам.

На практике действия собственника, имущественные права которого нарушены, состоят из нескольких последовательных шагов. Первичным является инициирование отмены в судебном порядке решения органа местного самоуправления либо хозяйственного общества о распоряжении имуществом. Основанием иска обычно служит выход за пределы компетенции или допущенные процедурные нарушения в процессе принятия решения. Следующий шаг — подача виндикационного иска, мотивированного отсутствием волеизъявления юридического лица на отчуждение имущества.

Описанная последовательность действий особенно характерна для земельных споров, инициированных органами надзора. По мнению судов, распоряжение имуществом в случае допущенных процедурных ошибок или вне компетенции свидетельствует о дефекте волеизъявления. Рассматривая данную категорию дел, суды не придают значения отмененным решениям органа местного самоуправления, считая, что они не создают правовых последствий, о чем, в частности, говорится в постановлении Верховного Суда Украины от 25 января 2017 года по делу № 3-1533гс16. Таким образом, пункт 3 статьи 388 Гражданского кодекса Украины из исключения превратился в общее правило, что ставит в крайне невыгодное положение последующего приобретателя имущества, права которого фактически ничем не защищены. В совокупности с практикой проведения ретроспективных прокурорских проверок, используемых для возобновления исковой давности, указанный подход дает возможность требовать возврата имущества, невзирая на временные рамки, и явно не соответствует принципу правовой определенности.

Алексей Случ,
партнер судебной практики  INTEGRITES

Ссылка на ресурс, где находится публикация
http://pravo.ua/article.php?id...