Нередки случаи, когда должник по договорному обязательству его не исполняет, поэтому гражданским законодательством, на такой случай, предусмотрен способ защиты: кредитор вправе требовать исполнения обязательства в натуре в судебном порядке.

Помимо этого, должник, зачастую, не стремится своевременно и надлежащим образом исполнить судебный акт, которым удовлетворены требования кредитора об исполнении обязательства в натуре. На такие случаи, в целях стимулирования должника своевременно и надлежащим образом исполнить решение суда, законодатель предусмотрел возможность установить так называемый астрент.

Астрент правовой институт, заимствованный российской правовой системой у Франции, который представляет собой меру публично-правовой имущественной ответственности лица, своевременно не исполнившего судебный акт.

Возможность установления судом в пользу кредитора определенной денежной суммы на случай неисполнения судебного акта должником предусмотрена положениями п. 1 ст. 308.3 ГК, хотя законодатель прямо и не называет это астрентом. Судебная практика определила указанную денежную сумму как судебную неустойку – п. 28 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» (далее – Постановление №7).

Институт судебной неустойки является новым для российской правовой системы, поэтому в настоящий момент идет интенсивный период выработки судами практики применения положений, устанавливающих астрент. Правовая позиция, выработанная Верховным Суд в ходе рассмотрения дела № А40-66152/2014, показывает каким образом должник может снизить размер судебной неустойки.

Право заявить судебную неустойку принадлежит кредитору (истцу по иску о понуждении к исполнению обязательства в натуре). При этом, как установлено материальным и процессуальным правом астрент присуждается судом, который указывает его размер и/или порядок его определения (п. 1 ст. 308.1 ГК, п. 4 ст. 174 АПК, п. 3 ст. 206 ГПК). Однако, стоит заметить, что процессуальное законодательство, устанавливая возможность по требованию истца присудить астрент, указывает, что это право, а не обязанность суда. В свою очередь, Верховный Суд подтвердил, что суд, в случае удовлетворения иска, обязан присудить судебную неустойку (п. 31 Постановления №7).

Астрент присуждается только по заявлению истца либо одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, либо в последующем при его исполнении в рамках исполнительного производства.

Судебная неустойка начисляется с момента истечения определенного судом срока исполнения обязательства в натуре и до момента его фактического исполнения. Факт неисполнения или ненадлежащего исполнения судебного акта устанавливается судебным приставом-исполнителем.

Размер астрента и/или порядок его определения определяется судом с учетом принципов справедливости, соразмерности и недопустимости извлечения выгоды из незаконного или недобросовестного поведения, при этом в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика явно более выгодным, чем его неисполнение.

В деле № А40-66152/2014 Судебная коллегия высказала противоречивую, сложно сформулированную позицию относительно снижения астрента, однако она позволяет определить новые возможности для должника, позволяющие ему снизить размер судебной неустойки.

Стоит напомнить, что при наличии определенных объективных обстоятельств должник, опираясь на положения процессуального законодательства и Постановления №7, может временно снизить финансовую нагрузку в виде судебной неустойки. Для этого ему необходимо подать заявление об отсрочке или рассрочке исполнения судебного акта, затем суд, определяя объективность обстоятельств, препятствующих исполнению судебного акта в срок, устанавливает период, в течение которого судебная неустойка не подлежит начислению.

Вернемся к правовой позиции ВС, сформулированной в ходе рассмотрения указанного выше дела. Арбитражный суд удовлетворил иск двух иностранных компаний, требовавших от банка предоставить информацию и заверенные копии документов.

По причине того, что банк в течение длительного времени не исполняет решения суда, истцы обратились в суд с заявление о взыскании астрента в достаточно крупном размере, однако суд первой инстанции удовлетворяет их требование частично, присуждая судебную неустойки в значительно меньшем размере.

Апелляция, в которую обратился банк, увеличила размер астрента, который приближался к размеру, заявленному иностранными компаниями. Суд округа, прекратил производство по кассационной жалобе банка в связи с пропуском срока на кассационное обжалование. Судья Верховного Суда отказал в передаче дела в Судебную коллегию.

Банк обращается с отдельным заявление в арбитражный суд о снижении размера судебной неустойки, который частично удовлетворяет его заявление, снижая размер астрента со ссылкой на п. 2 ст. 333 ГК и указывая, что его размер не отвечает принципам справедливости, соразмерности, и направлен на извлечение иностранными компаниями недобросовестной выгоды.

Апелляция отменяет определение суда первой инстанции со ссылкой на его необоснованность и неправильное применение арбитражным судом норм права. Суд округа, отменяя постановление апелляции, оставляет в силе определение суда первой инстанции, при этом соглашаясь, что размер судебной неустойки не соответствует вышеназванным принципам. Затем дело попадает в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда, которая отменяет судебные акты нижестоящих инстанций и направляет дело на новый круг по следующим причинам.

Правовая природа судебной неустойки отличается от классической неустойки, поскольку несет в себе публично-правовую составляющую, так как является мерой ответственности на случай неисполнения судебного акта, устанавливаемой судом, в целях дополнительного воздействия на должника, особо подчеркивая позицию Конституционного Суда, выраженную в Определении № 153-О-О от 20.03.2008, согласно которой вступившие в законную силу постановления федеральных судов подлежат неукоснительному исполнению, а обратное свидетельствует о проявлении неуважения к суду и влечет ответственность.

Комментируя снижение судом первой инстанции судебной неустойки со ссылкой на положения п. 2 ст. 333 ГК, Судебная коллегия указывает, что возможность повторной оценки судебной неустойки, применительно к положениям ст. 333 ГК, законом не предусмотрена, учитывая различность подходов к определению соразмерности классической и судебной неустоек. Так соразмерность судебной неустойки определяется исходя из степени сопротивления должника в исполнении обязательства, и, соответственно, присуждается в целях преодоления имеющегося сопротивления и побуждения к исполнению. То есть, Верховный Суд указывает что размер судебной неустойки должен быть прямо пропорционален степени сопротивления должника в исполнении судебного акта.

Отменяя судебные акты суда первой инстанции и округа, Судебная коллегия указывает, суды повторно рассмотрев вопрос о размере судебной неустойки, опираясь на положения п. 2 ст. 333 ГК, в неустановленной законом процедуре, не обосновали факт получения иностранными компаниями необоснованной выгоды, а также их недобросовестного поведения. Тем самым, Верховный Суд указывает, на возможность в определенных случаях (когда наличествуют доказательства недобросовестного поведения со стороны кредитора и получение им необоснованной выгоды) пересмотреть размер неустойки в судебном порядке, однако правовое обоснование такой переоценки должны быть верными, и положения ст. 333 ГК здесь не могут быть применены. В таком случае как с юридической точки зрения обосновать необходимость судебной переоценки размера астрента, в случае если кредитор ведет себя недобросовестно?

Ответ на этот вопрос, Верховный Суд косвенно дает, мотивируя отмену судебного акта апелляционной инстанции, которая отказала банку в удовлетворении требования о снижении размера астрента. Так, апелляция должна была учесть, что положения ст. 308.3 ГК, регулирующие институт судебной неустойки, подлежит системному толкованию, с учетом основных начал гражданского законодательства, а именно никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения (п. 4 ст. 1 ГК).

Суду необходимо было оценить доводы банка о том, что на дату принятия судом первой инстанции судебного акта об удовлетворении заявления исполнительное производство было окончено, кроме того, исследовать обстоятельства, свидетельствующие о вине кредиторов в неисполнении должником судебного акта в срок, которые без каких-либо обоснований не принимали надлежащее исполнение банка.

Делая вывод, Верховный Суд указывает, что суды нижестоящих инстанций неполно исследовали обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения спора.

Судебная коллегия, рассматривающая дело, написала сложное обоснование своей позиции по снижению астрента, которая все же позволяет определить инструменты, используя которые должник может в судебном порядке снизить размер судебной неустойки.

Правовой основой для требований должника о снижении размера судебной неустойки будут основные начала гражданского законодательства, принцип добросовестности субъектов гражданского права, а также запрет на извлечение преимуществ из своего незаконного или недобросовестного поведения.

Должнику необходимо доказать, не только объективность неисполнения судебного акта в срок, но и недобросовестное поведение кредитора, выраженное в установлении препятствий для должника в исполнении обязательства в натуре (недобросовестность кредитора), а также иные обстоятельства, свидетельствующие о необоснованной выгоде кредитора.

О невозможности исполнить судебный акт в срок, установленный судом, может свидетельствовать несоразмерность этого срока объему обязательств, которые необходимо выполнить. В рассматриваемом деле банку необходимо было предоставить значительное количество документов, и по просьбе иностранных компаний с расшифровкой в свободной форме в виде описи, детализирующей документы. В силу серьезных объемов запрашиваемых документов банк с согласия иностранных компаний передавал их по частям по соответствующим актам приема-передачи.

Недобросовестное поведение кредитора может выражаться в установлении препятствий должнику в исполнении судебного решения. Так, во время передачи документов иностранные компании отказывались от их приемки части документов, ссылаясь на ненадлежащее их составление (без внутренней описи передаваемых документов по каждому пункт), однако банк заявлял, что идентификация должна касаться документов по некоторым пунктам судебного решения, а не по всем. Дальнейшее исправление банком «ненадлежащих» описей документов, отнимало немалое количество времени.

Кроме того, судебная неустойка устанавливается в целях стимулирования должника к исполнению судебного акта, а не в целях обогащения кредитора. Стоит также учитывать, что судебный акт обязывает должника исполнить какое-либо обязательство в пользу кредитора, которое в любой момент времени может стать для него неактуальным, следовательно, несвоевременное исполнение его должником, не будет нести для кредитора пагубных последствий. Указанное обстоятельство может быть использовано в доказывании фактов необоснованного извлечения выгоды кредиторов, что не соответствует ни принципу добросовестности, ни принципу соразмерности ответственности последствиям допущенного нарушения.

В рассматриваемом деле, иностранные компании обратились в суд с иском о понуждении банка исполнить обязательство в натуре (передать документы) в целях, и это было прямо указано в заявлении, защиты своих интересов как акционеров в ходе корпоративного конфликта с контролирующим акционером банка. Однако после введения Временной администрации указанные основания отпали. В связи решением Банка России об уменьшении уставного капитала банка иностранные компании в совокупности стали обладать менее 1 процента акций банка, что не позволяет им никаким образом осуществить заявленные цели. Кроме того, корпоративный конфликт исчерпал себя, поскольку контролирующее лицо было отстранено от управления банком.

Указанные обстоятельство позволяют сделать вывод, что исполнение должником обязательства по предоставлению документов в кратчайший срок не имеет для кредиторов какого бы то ни было значения, следовательно, значимость астрента, как побуждающего финансового фактора явно снизилась. Тем более, банк, обращаясь в суд, с требованием о снижении размера судебной неустойки исполнил обязательство.

Стоит отметить, что при обосновании своей правовой позиции должник должен учитывать, и указать на это суду, что при оценке соразмерности судебной неустойки должен быть найден баланс, суд должен нащупать очень тонкую грань между финансовым побуждением должника к исполнению акта судебной власти и предупреждения случаев недобросовестного поведения кредитора и получения им необоснованной выгоды. Именно на этой грани и будет справедливый размер судебной неустойки.

Учитывая, что позиция в отношении возможности снизить судебную неустойку, сформулирована Верховным судом неоднозначно, в целом, имеются определенные инструменты для должника, желающего снизить размер астрента. Вместе с тем, должникам следует более ответственно подходить к вопросам доказывания недобросовестности кредитора, значимости для него обязательства, которое необходимо исполнить по решению суда, наличие по тем или иным причинам на стороне кредитора необоснованной выгоды в результате его поведения и иных фактических обстоятельств дела.

Автор статьи: Коновалов Евгений Александрович, юрист практики разрешения судебных споров

Ссылка на ресурс, где находится публикация
https://bosfera.ru/bo/sudebnay...