Публикация размещена на сайте информационного агентства «Интерфакс-Украина».

Законодательная защита прав кредитора в процессе банкротства остается актуальным вопросом, считают опрошенные агентством «Интерфакс-Украина» юристы.

Старший юрист юрфирмы Evris Сергей Донков напоминает, что практика банкротства в Украине динамично развивается с учетом как исторически существующей конструкции конкурсного процесса, так и мировой практики.

При этом в 1992-1999 гг. закон о банкротстве представлял собой завершающую стадию процедур принудительного взыскания кредиторской задолженности вплоть до ликвидации юридического лица-должника с последующим списанием непогашенных долгов. Принятый в 1999 году закон о банкротстве включал процедуры конкурсного производства, вводил институт профессиональных арбитражных управляющих, осуществляющих функции формирования ликвидационной массы, внешнего контроля и управления должником, реализации активов и расчета с кредиторами.

«К сожалению, в этот период в Украине была выбрана так называемая «про-дебиторская» модель закона о банкротстве, то есть направленная, прежде всего, на сохранение деятельности должников, что в период кризиса взаиморасчетов было экономически нецелесообразно. Эта модель, невзирая на многочисленные изменения, внесенные в течение 17 лет, не особо изменилась, в результате чего процедуры банкротства очень продолжительны, дорогостоящие, малоэффективны в достижении главной цели – расчетов с кредиторами», — сказал юрист.

По его словам, международные эксперты оценивают среднюю результативность процедур банкротства в Украине — 9 центов на $1 задолженности.

Как отметил С.Донков, при выборе модели процедур банкротства главную роль сыграли незаконченная приватизация, риск перераспределения имущества предприятий с высокой долей государственных корпоративных прав через процедуры банкротства, минуя процедуры приватизации, которые наполняют бюджет страны.

«Годы идут, а законодатель все также блокирует реализацию госимущества для погашения задолженности предприятий – объектов госуправления, делая невыгодной и рискованной работу в госсекторе для всех субъектов хозяйствования. Процедуры банкротства предприятий с госдолей в уставном капитале длятся годами, некоторые – более 10 лет», — сказал он.

Вместе с тем, по оценке юриста, в настоящее время «философия закона о банкротстве меняется в пользу защиты прав кредиторов», в частности, существенно упрощаются критерии бесспорности долга инициирующего кредитора, упраздняется обязательное условие прохождения кредитора через исполнительное производство.

«Таким образом, снимается масса барьеров для открытия дела о банкротстве. Значительно усиливается роль залоговых кредиторов в процессе. Однако «священная корова» – государственная собственность — все также остается под запретом. Будем надеяться, что вскоре заработает новый закон о приватизации госимущества, и законодателя перестанут преследовать страхи теневой приватизации», — сказал он, подчеркнув необходимость дальнейшего реформирования законодательства о банкротстве.

«Просто недопустимо после открытия дела о банкротстве оставлять «у руля» предприятия-должника руководителя, который фактически довел его до банкротства. В распоряжении имуществом арбитражный управляющий – распорядитель имущества должен распоряжаться имуществом, а не быть сторонним наблюдателем и аналитиком с обязанностью охранять имущество и выявлять всю конкурсную массу», — сказал он.

С.Донков также выразил мнение, что санация должна быть только досудебной, добровольной Это последний шанс должника договориться с кредитором о реструктуризации долга и избежать банкротства.

«Нельзя восстанавливать платежеспособность принудительно, в рамках судебного процесса, кредиторов это не интересует», — резюмировал юрист.

В свою очередь, старший юрист практики судебных споров юрфирмы Integrites Орест Цимерман считает, что ситуация с банкротствами не отличается от каких-либо других практик защиты интересов бизнеса в национальной юрисдикции.

«Накоплен значительный опыт столкновений с законодательными коллизиями, процессуальными злоупотреблениями и отсутствием унифицированного подхода судов. Для непрофессиональных игроков сферы такая ситуация ярко следует значению известного выражения о том, что в открытом море и в суде твоя судьба тебе не принадлежит», — сказал он.

В целом, по мнению юриста, государству не стоит решать комплексные проблемы с приоритетом на дополнительные нормы или целые кодексы. «Усилия следует направлять на повышение гарантий независимости судов и арбитражных управляющих. Лучшие практики работы в самых проблемных этапах процедуры уже наработаны», — сказал он.

Вместе с тем О. Цимерман положительно оценивает закрепление института банкротства физлиц в проекте Кодекса по банкротству.

«Нужно давать дорогу законодательным новшествам, не забывая о пакете социальных гарантий. Полноценное возобновление кредитования физических лиц добавит необходимого кислорода среднему классу», — считает юрист.

Со своей стороны, партнер юридической фирмы «Астерс» Андрей Пожидаев отмечает актуальность защиты прав кредитора с учетом правовой природы и цели процедур восстановления платежеспособности и банкротства должника.

«Высокий уровень невыполнения долговых обязательств в Украине и кризисные явления в финансово-кредитной системе обусловливают тот факт, что количество дел о банкротстве занимает значительную часть среди рассматриваемых судами хозяйственных споров. Более того, во многих случаях именно в процедуре банкротства недобросовестные должники видят возможность избежать (в полной мере либо частично) ответственности перед кредитором, используя для этого некоторые неоднозначные положения действующего законодательства, регламентирующего восстановление платежеспособности должника», — сказал он агентству.

Юрист отметил, что в настоящее время в этой сфере происходит ряд законодательных изменений, к наиболее значимым из которых можно, в частности, отнести Кодекс о процедурах банкротства, проект которого содержит положения, направленные на ограничение возможностей нарушений прав кредитора.

«Такие изменения, безусловно, окажут положительное влияние и будут способствовать эффективности защиты прав кредиторов. В то же время проект Кодекса о банкротстве в существующей редакции оставляет открытыми основные вопросы, возникающие при защите кредиторами своих прав и нуждается в соответствующей доработке», — считает эксперт.

Вместе с тем, согласно оценке А.Пожидаева, установленные новой редакцией Хозяйственного процессуального кодекса Украины требования к форме и содержанию письменных заявлений, а также определение сроков их подачи и последствий несоблюдения таких сроков в значительной мере облегчат и ускорят рассмотрение большого количества заявлений и ходатайств, поданных участниками дела о банкротстве.

«Большое количество изменений процедуры рассмотрения дел хозсудами требует и некоторых изменений в законодательство, регламентирующего процедуру банкротства», — сказал он.

Партнер «Астерс» прогнозирует увеличение количества судебных процессов о банкротстве.

«Учитывая, что проект Кодекса о процедурах банкротства предусматривает возможность открывать судебное производство по делу о банкротстве по заявлению кредитора только лишь при наличии долга, признанного должником, есть основания считать, что количественный показатель соответствующих судебных процессов значительно возрастет. Такие нормы фактически будут предоставлять недобросовестным должникам больше возможности войти в процедуру банкротства с помощью искусственно созданных долгов», — сказал он, ожидая также увеличение количества дел о банкротстве с введением процедуры банкротства физических лиц.

Эта запись также доступна на: Украинский, Английский

Ссылка на ресурс, где находится публикация
https://interfax.com.ua/news/g...