Автор – Дмитро Чекалов, старший юрист INTEGRITES Kazakhstan.

Текст публікації доступний російською мовою.

 

ВВЕДЕНИЕ

Исполнение решений международных коммерческих арбитражных судов (далее по тексту – «МКАС») на территории Республики Казахстан регулируется Нью-Йоркской конвенцией 1958 года о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений, к которой Республика Казахстан присоединилась Указом Президента РК от 4 октября 1995 г. (далее по тексту – «Нью-Йоркская конвенция»).В соответствии со статьёй III Нью-Йоркской Конвенции каждое договаривающееся Государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается исполнение этих решений.Согласно статьи 54 Закона Республики Казахстан от «8» апреля 2016 года № 488-V «Об арбитраже» (далее по тексту – «Закон об арбитраже») арбитражное решение признается обязательным и при подаче в суд письменного заявления приводится в исполнение в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан. Далее, из статьи 55 Закона Об арбитраже «если арбитражное решение не исполнено добровольно в установленный в нем срок, то оно подлежит принудительному исполнению. Принудительное исполнение арбитражного решения осуществляется по правилам исполнительного производства, действующим на момент исполнения арбитражного решения, на основе выданного судом исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения. Заявление о принудительном исполнении арбитражного решения подается в суд в соответствии с гражданским процессуальным законодательством Республики Казахстан».Согласно пункту 1 статьи 253 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан «в случае, если арбитражное решение не исполнено добровольно в установленный в нем срок, сторона арбитражного разбирательства, в пользу которой вынесено арбитражное решение (взыскатель), вправе обратиться в суд с заявлением о принудительном исполнении арбитражного решения по месту рассмотрения спора арбитражем либо по месту жительства должника или по месту нахождения органа юридического лица, если место жительства или место нахождения неизвестно, то по месту нахождения имущества должника».Далее, из статьи 501 Гражданского процессуального кодекса Республики Казахстан следует, что арбитражные решения иностранных арбитражей признаются и приводятся в исполнение судами Республики Казахстан, если признание и приведение в исполнение таких актов предусмотрены законодательством и (или) международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, либо на основе взаимности. Условия и порядок признания и исполнения решения, постановления и определения об утверждении мировых соглашений, судебные приказы иностранных судов, а также арбитражные решения иностранных арбитражей, определяются законом, если международным договором, ратифицированным Республикой Казахстан, не установлено иное. Решения, постановления и определения об утверждении мировых соглашений, судебные приказы иностранных судов, а также арбитражные решения иностранных арбитражей, могут быть предъявлены к принудительному исполнению в течение трех лет с момента их вступления в законную силу.

 

Вопросы о практике принудительного исполнения решений международных и национальных коммерческих арбитражей в соответствии с положениями Нью-Йоркской Конвенции 1958 года всегда привлекали к себе внимание специалистов, практикующих в данной сфере.

Отмечу, что законодательство Республики Казахстан в части процедуры принудительного исполнения решений иностранных арбитражей в целом отвечает общепризнанным мировым стандартам и не противоречит типовому закону ЮНСИТРАЛ и Нью-Йоркской конвенции.

Однако, судебная практика по данному вопросу в Республике Казахстан все еще оставляет желать лучшего.

Темой данной статьи является порядок надлежащего уведомления в международном коммерческом арбитраже в связи с тем, что наиболее частым аргументом должника при рассмотрении заявления взыскателя о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАСа является нарушение порядка надлежащего уведомления при осуществлении процедуры арбитражного разбирательства.

ПОНЯТИЕ НАДЛЕЖАЩЕГО УВЕДОМЛЕНИЯ В МЕЖДУНАРОДНОМ КОММЕРЧЕСКОМ АРБИТРАЖЕ

Нью-Йоркской конвенцией не установлено каких-либо требований к форме извещения сторон арбитражного разбирательства. Порядок извещения сторон арбитражного разбирательства является частью арбитражного процесса и должен соответствовать соглашению сторон или регламенту того МКАСа, который непосредственно рассматривает спор между сторонами и/или национальному закону об арбитраже того государства, где рассматривается спор.

Так, например, статья 5 Арбитражного Регламента Арбитражного института Торговой палаты г. Стокгольма 2017 года гласит, что «любое уведомление или другое сообщение Секретариата или Правления доставляется по последнему известному адресу адресата.

(2) Любое уведомление или другое сообщение доставляется курьером или заказным почтовым отправлением, факсимильной связью, электронной почтой или любым другим средством связи, которое позволяет осуществить регистрацию отправки сообщений.

(3) Уведомление или сообщение, отправленное в соответствии с пунктом (2), считается полученным адресатом не позднее даты обычной доставки, установленной для выбранного средства связи.

(4) Настоящая статья применяется также к любым сообщениям состава арбитража.»

Регламенты иных иностранных МКАСов в данном вопросе схожи: например, параграф 16 Регламента МКАС при ТПП РФ (утвержден Приказом ТПП РФ от 18 октября 2005 года № 76 c изменениями и дополнениями, внесенными Приказом ТПП РФ от 23 июня 2010 года №28 и Приказом ТПП РФ от 8 ноября 2013 года №78), статья 3 Закона РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-I «О международном коммерческом арбитраже», статья 3 Закона Украины «О международном коммерческом арбитраже» от 24 февраля 1994 года; статья 11 Регламента МКАС при ТПП Украины 2017 года, статья 5 Арбитражного регламента, статья 4 Арбитражного Регламента Лондонского Международного Третейского Суда от 2014 года, статья 3 Арбитражного регламента Международной Торговой Палаты от 2017 года, а также казахстанских МКАСов – статья 11 Арбитражного Регламента Казахстанского Международного Арбитража, статья 25 Регламента частного учреждения «Арбитражный центр национальной палаты предпринимателей Республики Казахстан «Атамекен» от 16 мая 2016 года, статья 3 Регламента арбитража и медиации Международного арбитражного центра Астанинского Международного финансового центра.

В свою очередь, национальный закон Республики Казахстан от 8 апреля 2016 года № 488-V «Об арбитраже» (статья 30) предусматривает, что «если стороны не договорились об ином: 1) любое письменное сообщение считается полученным, если оно доставлено адресату лично, по его постоянному месту жительства или почтовому адресу, когда таковые не могут быть установлены путем разумного наведения справок, письменное сообщение считается полученным, если оно направлено в последнее известное место нахождения заказным письмом с уведомлением о его вручении, телефонограммой или телеграммой, текстовым сообщением по абонентскому номеру сотовой связи или электронному адресу, а также с использованием иных средств связи, обеспечивающих фиксирование этого сообщения; 2) письменное сообщение считается полученным в день такой доставки.»

Закон РФ от 7 июля 1993 г. N 5338-I «О международном коммерческом арбитраже» (ст.3) и Закон Украины «О международном коммерческом арбитраже» от 24 февраля 1994 года (ст.3) также, как и казахстанский закон – содержат достаточно подробную информацию по данному вопросу.

В национальных законах об арбитраже иных стран вопрос получения сторонами письменных сообщений также прямо урегулирован, как и в РК либо в законе имеется упоминание о том, что вопрос доставки письменных сообщений сторонам относится к компетенции МКАСов.

ПРАКТИЧЕСКИЕ МОМЕНТЫ

Обращаясь к практическим моментам выдачи исполнительных листов на принудительное исполнение решений МКАСов в суде, следует отметить, что очень часто казахстанские компании, которых привлекают в качестве ответчика в МКАСах их иностранные контрагенты, выбирают не верную стратегию защиты – они игнорируют процедуру самого разбирательства.

Далее, уже на стадии принудительного исполнения решения МКАСа на территории Республики Казахстан должники вынуждены участвовать в судебных процессах по вопросу выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решений МКАСов так как на повестке дня уже стоит вопрос о реальном взыскании денежных средств.

Таким образом, на данной стадии и начинается самое интересное. Должник пытается всеми правдами и неправдами убедить суд, что он был ненадлежащим образом уведомлен о процедуре проведения коммерческого арбитража в МКАСе, порядке назначения арбитра, предоставления отзыва, что может повлечь отказ суда в выдаче исполнительного листа.

Также должники очень часто ссылаются на то, что лицо, которое расписалось в накладной у них не работает, а если даже и работает, то в тот день ничего не поступало, у такого лица не было доверенности/полномочий на прием корреспонденции, подпись на накладной не того лица, хотя фамилия совпадает, предлагают провести почерковедческую экспертизу, указывают, что конверт из суда поступал, но в нем были белые листы бумаги и на накладной нет четкого перечня направленных документов и т.д.

Со своей стороны, в качестве контраргументов должника взыскатель обычно представляет в суд письмо от курьерской компании из которого следует, что письма по накладным с определенным регистрационным номером были доставлены в обусловленный день и в получении расписалось определенное лицо, также в некоторых случаях прикладываются накладные с образцами подписей тех лиц, которые непосредственно получали корреспонденцию, письмо от МКАСа, из которого следует какие документы и по каким накладным направлялись должнику.

Иными словами, должник ведет себя непрофессионально, недобросовестно и всячески пытается уйти от ответственности.

Отмечу, что обстоятельства ввиду которых у должника не функционируют должным образом процессы, регламентирующие его внутренний документооборот является его ответственностью, но никак не ответственностью МКАСа, курьерской компании или взыскателя.

Согласно пунктам 4-6 статьи 8 ГК РК граждане и юридические лица должны действовать при осуществлении принадлежащих им прав добросовестно, разумно и справедливо, соблюдая содержащиеся в законодательстве требования, нравственные принципы общества, а предприниматели – также правила деловой этики. Эта обязанность не может быть исключена или ограничена договором. Добросовестность, разумность и справедливость действий участников гражданских правоотношений предполагаются.

Не допускаются действия граждан и юридических лиц, направленные на причинение вреда другому лицу, злоупотребление правом в иных формах, а также на осуществление права в противоречии с его назначением.

Никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения.

Уклонение должника от ответственности способами, приведенными выше свидетельствует не только о противоречивости его позиции и действий, но и о его недобросовестности и непорядочности как участника гражданских правоотношений.

МКАС является независимым и беспристрастным форумом для разрешения споров. Соответственно, при выполнении МКАСом своих обязательств по уведомлению сторон о процедуре арбитража и ее этапах МКАС действует добросовестно. Если МКАС выдал взыскателю письмо, из которого следует, что он через курьерскую компанию направил должнику по накладным с определенными регистрационными номерами приведенную в письме информацию/документы, то это соответствует действительности.

Далее, если курьерская компания, которая также является независимой и беспристрастной специализированной организацией в области доставки корреспонденции в своем письме указывает, что направленный МКАСом пакет документов был получен определенным лицом по адресу, указанному МКАСом, то это также соответствует действительности и подтверждает надлежащую доставку материалов и документов из МКАСа.

Таким образом, из вышеизложенного следует, что направление извещений и документов курьерской почтой со стороны МКАСа в адрес должника соответствует критерию надлежащего уведомления в понимании Нью-Йоркской конвенции, национальным законам об арбитраже и регламентам МКАСов, а также принципам добросовестности, разумности и справедливости, которыми должны руководствоваться юридические и иные лица при реализации своих прав и обязанностей.

ПОЗИЦИЯ СУДОВ (СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ)

Ниже вниманию читателя представлен анализ одного из судебных дел по вопросу выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАСа.

В своем определении на поступившее от взыскателя заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения МКАСа суд первой инстанции указал, что взыскателем были предоставлены в суд ксерокопии почтового извещения, отправленные непосредственно МКАСом. При этом, в почтовом уведомлении не было указано наименование отправленного документа, также указанные ксерокопии авианакладных были предоставлены на иностранном языке без перевода (хотя, перевод, конечно же, представлен был).

Должник отрицал получение повестки с указанием даты, времени и места слушания дела.

По результатам рассмотрения данного дела в суде, суд первой инстанции пришел к выводам, что доводы, указанные должником в возражении о ненадлежащем извещении должника о назначении арбитра или арбитражном разбирательстве, имеют место быть, так как МКАСом не соблюдён установленный международными договорами порядок извещения иностранных лиц, а   ксерокопии почтового извещения без указания того, о чем извещается сторона и без перевода недостаточна.

Далее, суд первой инстанции указал, что Республикой Казахстан не ратифицирована (!!) Гаагская конвенция 1965 г., допускающая возможность отправки судебных документов непосредственно лицам за рубежом по почтовым каналам. Поэтому в данном случае судебное извещение должно было быть направлено в соответствии с Кишиневской конвенцией через органы юстиции стран-участниц конвенции, а факт вручения извещения должен был быть подтвержден подписью работника суда и гербовой печатью суда, согласно форме подтверждения о вручении документа, утвержденной Временной инструкцией о порядке оказания судами РК правовой помощи.

Обжалование данного судебного акта в апелляционную инстанцию также не принесло какого-либо результата для взыскателя. Так, суд апелляционной инстанции в своем определении указал, что, отказывая в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение арбитражного решения, суд первой инстанции правильно исходил из того, что взыскателем не представлено доказательств извещения должника о месте и времени арбитражного разбирательства.

При этом, по мнению суда апелляционной инстанции вывод суда первой инстанции о том, что представленные взыскателем доказательства извещения должника о месте и времени арбитражного разбирательства не отвечают требованиям статей 67, 68 и 70 ГПК РК, является законным и обоснованным, имея в виду, что предъявленный взыскателем в качестве доказательства документ представлен в виде незаверенной копии без сопровождения нотариально заверенного перевода на русский язык. Кроме того, из содержания указанного документа не следует, что должник надлежащим образом извещен о месте и времени арбитражного разбирательства; само почтовое уведомление с «живой» подписью сотрудника должника о получении извещения также не представлено, хотя сторона заявителя настаивала на получения извещения именно данным сотрудником.

Далее, суд кассационной инстанции постановил следующее. Суды первой и второй инстанций в своих определениях указывают, что при арбитражном рассмотрении не соблюдён установленный международными договорами порядок извещения иностранных лиц, а ксерокопии почтового извещения без указания того, о чем извещается сторона и без перевода, недостаточны.

Данные доводы судов первой и второй инстанций не соответствуют действительности и являются незаконными и необоснованными. Взыскателем были предоставлены в суд заверенные печатью арбитражные копии почтовых извещений на русском и английском языках, то есть все представленные документы были сопровождены переводом на русский язык на фирменном бланке той организации, которая осуществляла доставку корреспонденции.

В соответствии со статьёй III Нью-Йоркской конвенции каждое договаривающееся государство признает арбитражные решения как обязательные и приводит их в исполнение в соответствии с процессуальными нормами той территории, где испрашивается исполнение этих решений. Нью-Йоркской конвенцией не установлено каких-либо требований к форме извещения сторон арбитражного разбирательства. Извещение о дате, месте и времени арбитражного разбирательства по делу было получено представителем должника, что подтверждается авианакладной курьерской компании.

Также суд кассационной инстанции отметил, что ни Кишиневская, ни Гаагская конвенции в данном случае не применимы.

Вышеприведенное дело показывает недостаточную квалификацию судей первой и второй инстанции и их способность применять законы, которые подлежат применению в том или ином случае.

Хотелось бы отметить, что многие судьи до сих пор не понимают разницы между решениями государственных судов и МКАСов, путаются при применении законов и т.д.

В этой связи, хотелось бы отметить острую необходимость повышения квалификации судейского корпуса по данным вопросам с целью исключения принятия противозаконных судебных актов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

По мнению автора, ситуация связанная с процедурой исполнения решений МКАСов, изданием противозаконных и противоречивых судебных актов бросает тень недоверия на казахстанские судебные органы, которые своими незаконными действиями наносят сильнейший вред и урон по международному и правовому имиджу РК и подрывают доверие не только казахстанских предпринимателей, но и иностранных инвесторов в то, что РК является государством, где соблюдаются принципы верховенства закона и государством в экономику которого можно смело инвестировать.

Хотелось бы верить, что причиной создания отдельного судебного органа и МКАСа при Международном финансовом центре г. Астаны является что-то иное, а не признание государством своего бессилия обеспечить независимое, беспристрастное и квалифицированное разрешение споров в государственных судах РК.

По мнению автора, только добросовестность, разумность и справедливость, соблюдение содержащихся в законодательстве РК требований, нравственных принципов общества, и правил деловой этики будет способствовать развитию казахстанского общества, в числе которых и предприниматели, и работники судейского корпуса.

Эта запись также доступна на: Російська, Англійська